Aki_Klark
регулировщик бытия
Автор: ~Хичиго~ (Aki_Klark)
Фэндом: Bleach
Персонажи: Огичи/Ичиго
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Даркфик, PWP
Предупреждения: BDSM, OOC
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Ичиго хочет чувствовать себя живым - Хичиго помогает. Специфически, но нравится им обоим.
Публикация на других ресурсах: с шапкой

Темно-серый потолок плыл перед глазами, покрываясь странными бесформенными пятнами. Помещение казалось круглым – или углы просто потонули во мгле, не давая зацепиться за них взглядом.
Рука судорожно дернулась, и Огичи рассерженно зашипел - лезвие никак не попадало по выпирающей косточке запястья.
- Боишься? - презрительно выплюнул он, заглядывая своими лимонными кругами в самую душу.
- У тебя склеральные линзы? – невпопад спросил Ичиго, а потом коротко вскрикнул, еще сильнее дернув рукой.
Он не видел, но чувствовал, что лезвие глубоко чиркнуло по коже на этой самой косточке.
Пустому приспичило поиграть.
- Если боишься, нечего было соглашаться, - бросил Огичи, искривив губы в неприятной усмешке. - Хотя, плевать я хотел на твое согласие.
- Плевать, - кивнул Ичиго, поднял руку и даже не удивился, увидев белеющую в темноте кость, покрытую кровавыми разводами, в провале раны. Попытался улыбнуться сухими губами (получилось), и чуть вздрогнул, когда кровь с запястья капнула ему на лицо.
Он сам хотел почувствовать себя живым.
Перед глазами бетонный потолок, однообразно серый, и если посмотреть вниз, то можно увидеть белое. Много белого, он просто флюоресцировал в слегка пыльном бетонном ящике, где из крошечного окна наверху бил мутный, красноватый свет.
Или не красный?
- Вы совсем забыли про меня, Величество? – скрипяще промурлыкал пустой.
Схватил руку Ичиго, впиваясь пальцами прямо в разорванную кожу, с силой прижал к холодному полу. Устроился на его бедрах поудобнее, чуть ли не счастливо вздохнул, вслушиваясь в сдерживаемые всхлипы своего Короля.
Оба изнывали от скуки, не имея возможности выплеснуть адреналин - чертбыегопобрал - в бою.
Ичиго не знал, где они - пустой поймал его в каком-то мутном сне и утащил в другой уровень сознания. Может, даже в свой.
Да, и Огичи знал, как его Король скучает по боли во время сражений, по бешено, гулко стучащему сердцу, по сильным противникам, заставляющим его умирать и воскресать, по подсохшим корочкам крови на теле, соленым каплям пота, пелене перед глазами, и вообще по всему, что было у него во время битв.
Затишье раздражало, выматывало, толкало на глупые поступки типа этого.
Как Ичиго смел думать, что есть что-то лучше такого развлечения?
- Хочешь еще? - почти эротично прошептал Огичи ему на ухо, зажимая запястье так сильно, что оно немедленно онемело. Куросаки беспомощно дернулся.
- Даа...
Ичиго был жалок, фанатичен и невероятно доступен.
Он это знал.
Лезвие прошлось по груди, глубоко проникая в упругую кожу, заставляя Ичиго тихо вскрикивать и тут же стонать – тоже тихо.
Даже возникни у него желание покричать громче, никто бы все равно не услышал.

Войти вот так, без смазки, парой дерганных движений, было жестоко и восхитительно. Сухая боль пронзила все тело, задница горела огнем, крик взметнулся к потолку и затерялся в какой-то щели.
Огичи хрипло засмеялся, задыхаясь и еле хватая спертый воздух ртом, хотя Ичиго справедливо полагал, что больно им обоим.
Но его плечи тоже тряслись, а губы растягивались в блаженно-безумной улыбке. Тонкая кожица трескалась, ранки саднило, оставляя привкус железа, в груди теплело удовлетворение.
Кроваво-красное, скорее всего – пустой нашел где-то тонкую-тонкую металлическую палочку и вогнал ее Ичиго между ребер минут двадцать назад.
Или час.
Или вечность.
На ум пришла ассоциация с европейской тюремной камерой в Средневековье, где бойница находилась у потолка, а пытки все не заканчивались. Правда, Ичиго думал, что заключенные не хватали экзекутора за воротник косоде судорожно дрожащими руками, не подтягивали к жадному рту и не кусали чужие губы, вызывая раздражение и шипящие маты.
В отличие от него, Огичи не любил испытывать боль на себе, но вытерпеть что-то ради криков Ичиго мог. Зато он любил пытать, причем знал, когда нужно остановиться, чтобы Куросаки не потерял сознание.
Они идеально подходили друг другу.

- Ты всегда будешь моим, ты знаешь, Величество? – низким голосом проговорил пустой на ухо Ичиго, безжалостно вбиваясь в его тело. Впрочем, толчки теперь выходили менее болезненными из-за крови, немного смазавшей член Огичи, но Куросаки уже забыл об этом – в данный момент он испытывал острое наслаждение, приоткрыв рот и царапая сломанными ногтями пол.
Изнывая, поддаваясь, смотря широко раскрытыми глазами в неожиданно высокий потолок – или тот таким был? – отключаясь на мгновения от непереносимого больного удовольствия, Ичиго чувствовал себя еще более чокнутым, чем его пустой.
- Скоро ты снова будешь ныть от этой скуки, лгать своим слабым друзьям, звать меня… Зачем тебе вообще уходить? Мы можем остаться, - на грани слышимости прошептал Огичи, подхватывая его под колени, - здесь… - приподнял, не переставая трахать разомлевшего Ичиго, наклонился к уху. – Навечно.
Сознание Куросаки зацепилось за это слово, словно утопающий за соломинку, и вытащило его из кайфа в реальность. Взгляд уперся в грязно-белые от пыли волосы, растрепано обрамлявшие лицо, и в кусочек низкого потолка за ними.
Или он был высокий?
- Ты же знаешь ответ, - так же шепотом ответил Ичиго, поднимая растерзанные руки в кровавых разводах, местами - со свисавшими лохмотьями кожи, и обнимая пустого за шею. Желтые радужки скользнули по его лицу с напускным безразличием и тут же спрятались за черной завесой – Огичи закатил глаза.
- Долг, честь… Знал бы кто, что ты позволяешь резать и трахать себя, Величество, чтобы удовлетворить свой гребанный мазохизм…
Он странно дернулся, прикусил бледную губу и вжался бедрами в Ичиго. Тот почувствовал его семя внутри себя, там, в глубине, и задохнулся от восторга – вроде не в первый раз, а так захватывает…
- А я? – сорванным голосом попросил он.
У них давно вошло в привычку болтать во время оргазма.
- Все и так для тебя. Подрочить сам не сможешь? – усмехнулся пустой через несколько секунд, сгоняя какое-то совсем уж беззащитное выражение с лица.
Ичиго почти ласково улыбнулся и выгнулся, прижавшись всем телом к Огичи, испытывая тупую, тянущую боль груди и бедрах, колющую – в боку и на запястьях, и безысходную, привычную – где-то в районе сердца. Потерся о теплую, вопреки всем предрассудкам, кожу, немного задевая ткань хакама, изогнул спину до хруста позвонков и почти счастливо выдохнул, кончив прямо на своего любимого садиста.
Вообще-то нет, они оба друг друга ненавидели.
- Ты подождешь меня? – спросил Ичиго, заранее зная ответ, но все равно всматриваясь в знакомое лицо, ища признаки сомнения. И опять облегченно вздыхая при виде короткого, скупого кивка.
Огичи широко ухмыльнулся, наблюдая за постепенно растворяющимся в красноватом пыльном свете Ичиго. Как всегда мягкая и сдерживаемая улыбка, немного не сочетающаяся с воспаленными сухими губами, порванная одежда, открывающая тело с зияющими ранами и отеками, потускневшие рыжие волосы… И самое лучшее зрелище – пустые карие глаза с искрой безумия, такие сытые, скучные, и плевать, что такие противоречивые…
Это было их правило – все заканчивалось, когда Ичиго был истощен.
Но это повторится, и не раз, потому что его Величество не сможет отказаться. И пустой не сможет, не отпустит свое личное извращенное развлечение, не покинет Короля – никогда.
Они же одно целое, так?

@темы: ХичИч, куда я без них?